Вячеслав Головин о жизни  общины бездомных

На вопросы Островов отвечает священник Вячеслав Головин, президент Благотворительного Фонда поддержки русской культуры «Соборникъ» (г. Волгоград).

golovin3— Расскажите о Вашей общине. Кто в нее входит? Как устроена жизнь? 
— Это бездомные, бывшие и нынешние алкоголики; люди, брошенные родителями или родственниками. Уголовники. Разные душевные расстройства. Больные туберкулезом и другими болезнями. Сейчас живем (и я там же) в квартире. В среднем 7 человек. Около нас на горизонте время от времени маячат другие заинтересованные люди, с кем-то я сотрудничаю по вопросу помощи бездомным, кто-то нам помогает, кому-то мы (в том числе добрым словом).

— Как все началось?

— Я начал эту деятельность в 2012 году, когда столкнулся с бездомными. Я тогда вспомнил слова Христа «Голоден был, и накормили Меня» и другие. У меня были ложные представления об этой категории людей, однако я понял, что среди них есть вполне приличные люди, которые были вычеркнуты из социума, из семьи. Я начал с того, что стал принимать по одному-два человека.

Сначала я думал, что если помочь этим людям с работой и предоставить им кров, то они захотят как-то менять свою жизнь, однако позднее мне стало понятно, что этим людям необходим не внешний смысл, а какой-то внутренний. Чаще всего, конечно, помогает вера. И у всех этих людей был какой-то религиозный опыт, особенно у тех, кто когда-то сидел, потому что в тюрьме человек поневоле начинает молиться.

— Как получилось, что Вы в истинно-православной церкви, а не в Московской Патриархии?

— Я крестился в 1994 году в МП. В этом же году начал посещать храм и даже попал на клирос в храме Иоанна Кронштадтского в Волгограде. В 95-ом поступил в Волгоградское Духовное училище, потом (в 96-ом) в Царицынский православный университет, который благополучно бросил в 98 году, одновременно покинув МП. Из РПЦЗ на ее излете в начале 2000 г. перешел в РПАЦ. Так что стаж в МП у меня не такой большой.

Сегодня я больше пересекаюсь с протестантской средой, чем с патриархийной. Поначалу я опирался на опыт протестантов в работе с бездомными. Со светскими организациями тоже — недавно я был в Петербурге на конференции благотворительной организации «Ночлежка» и познакомился с их опытом.

— Как у вас сейчас устроена церковная жизнь? Бездомные участвуют в богослужении? 

—  В данный момент у нас ложилось такое правило: вечером мы читаем одну кафизму из псалтыри (перевод Тимрота) с молитвами после кафизмы. Читаю не только я, но и подопечные. Утром — обедница с «блаженнами», дневными Апостолом и Евангелием, кроме того, — с причастием запасными дарами (2-4 человека причащаются). В субботу — вечерня, в воскресенье — литургия. Во время проскомидии мы не читаем часы — пока это сложно. Наши прихожане читают кафизмы воскресной утрени — вторую и третью.

bezdomn2

— На каком языке Вы служите? Как Вы решили проблемы сложного богослужебного языка и непонятных молитв? 

— Все на русском, кроме вседневных песнопений Минеи, у которых нет перевода. Поначалу я читал вместе с подопечными вечернее и утреннее правила на церковнославянском. Сколько мог, я объяснял смысл. В субботу вечером мы совершали вечерню, в воскресенье утром — обедницу с Апостолом и Евангелием. Когда я стал священником, литургию приходилось поначалу совершать в одиночестве — не было никого, кто мог осознанно на ней присутствовать. Тогда я начал, принимать покаяние (исповедовать) и причащать запасными дарами своих подопечных. Потихоньку и некоторые из них стали подтягиваться. Поначалу старался читать Апостол и Евангелие на русском — так понятней. Потом и все богослужение, если был перевод — я пользуюсь переводом Амвросия Тимрота. Одно время читали вечером малое повечерие на русском с каноном Богородице на славянском. Все тайные молитвы литургии читаются вслух.

— А как это решается технически? Вы распечатываете русские переводы?

Поначалу я распечатывал переводы на бумаге — это очень неудобно. Некоторое время назад приобрел планшет, где теперь есть все нужные книги, в том числе святых отцов. Некоторые подопечные могут их читать в свободное время. Еще в самом начале, когда мы находились в подвале была традиция читать за трапезой «Отечник» Игнатия Брянчанинова. Теперь из-за того, что в квартире, где мы теперь находимся, маленькая кухня, пообедать вместе сложно, и за трапезой чтений нет.

Телевизора у нас нет, к этому некоторые трудно привыкали. Вечерами после молитвы смотрим фильмы, исторические либо религиозные.

— Ваши подопечные как-то трудоустроены? 

— Два человека имеют постоянную работу. Одному человеку сделали инвалидность. У остальных — в основном случайные заработки. С декабря 2012 г. зимой заливаем каток в двух дворах с декабря.  Для всех вход свободный. Немного денег получается заработать за счет проката коньков.

katok

—  Какой положительный результат Вы видите для Ваших прихожан/подопечных от совершения богослужения? Для чего им христианская жизь?

— Со слов подопечных — они лучше и безболезненно отходят от алкогольной зависимости, когда участвуют в молитве. Исповедь в стандартном виде не так часто бывает, все-таки они все на виду. Каждый может в любое время поделиться тем, что у него накопилось. Не все этим пользуются, есть некоторые душевные проблемы у каждого, например, перепад настроения, когда как будто два разных человека в одном, или  жизнь в собственной ракушке. Все, чего хочется — это побольше осознанности от подопечных: ее так порой не хватает. Под каждого надо подстраиваться — я не задаюсь целью поставить всем диагноз, стараюсь относиться со всеми с тактом, которого мне, бывает, не хватает.

Я с самого начала при работе с бездомными не ставил целью их возвращение в мир. Если их мир выплюнул, зачем я буду их туда заталкивать, тем более, если есть обида на мир. Другое дело, что повадки из мира (не самые лучшие) и тоска по нему у них осталась. Моя цель — чтобы они стали независимыми от наркотика-мира, в том числе — от его производных суррогатов (сигареты, алкоголь). Но только одна зависимость перемалывает все помянутые — зависимость от Бога.

— Есть ли у Вас какие-то планы на будущее, как развивать работу с бездомными?

— Сложно помогать, находясь в городе. В мыслях — перебраться в сельскую местность, создать что-то типа сельскохозяйственной общины с монастырским уклоном. Пока только мысли, вакантных мест нет.

— Как христианин должен относиться к бездомным и как обычный человек может им помочь?

— Как должен к ним относиться христианин. Не брезговать. Денег не давать (пропьют). Купить еды. Остановиться поговорить, спросить, чем можно помочь.


 

О.Вячеслав помогает также другим бездомным. Например, Марине.  Она живет в государственной ночлежке и пишет стихи:

marina

ИСПОВЕДЬ

Я спотыкаюсь и встаю,
И снова спотыкаюсь,
Я разбиваю руки в кровь,
Но я идти стараюсь.

К Тебе, Господь, мой труден путь,
Извилиста дорога,
Но только знаю — не свернуть
Мне с той дороги к Богу.

Ведь мне назад никак нельзя,
Туда, где жить без веры,
Туда, где я, во тьме бредя,
Лбом стукалась о стены,

Туда, где потеряла всё
И не нашла приюта,
Где я забыла обо всем
В зависимости лютой.

Туда, где мне сказали нет,
Когда просила крова,
Туда, где я ждала ответ,
Но он пришел нескоро.

Туда, где не нашла тепла
И материнской ласки,
Где я Тебя, Господь, звала,
Но было всё напрасно.

Туда где страшный был пожар,
В котором все сгорело.
Туда, где был двойной удар
По оголенным нервам.

Туда, где, потеряв себя,
Жить больше не хотела.
Туда, где вспомнила Тебя
Тогда, в палате белой.

Туда, где я, открыв глаза,
Увидела руины,
Хотела все вернуть назад
Своей душой наивной,

Где слишком поздно поняла:
Вернуть мне невозможно
Того, чем раньше я жила.
О Боже, Боже, Боже…

Теперь, Господь, иду к Тебе,
Зализывая раны,
Прости, Господь, что столько лет
Была такой упрямой,

Что я, не видя явный свет,
Во тьме одна бродила.
Прости, Господь, что столько лет
К тебе не приходила.

Поделиться:
Метки: , , , ,

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.