Сергей Сухоруков

память 20 апреля

Сергей Сухоруков

Сергей Петрович Сухоруков служил священником в Вятской области. Летом 1932 был арестован по делу ИПЦ; обвинялся в том, что считал своим епископом Виктора Островидова и не признал Декларацию митр. Сергия; приговорен к 3 годам ИТЛ и отправлен в лагерь. После освобождения проживал в селе Старая Рудка. Снова арестован в 1937, приговорен к 5 годам. 20 апреля 1942 — скончался в Талажском отделении лагеря.

Сергей Сухоруков не стал регистрироваться как «служитель культа» у советских властей и служил тайно. Он вырыл пещеру в лесу в нескольких километрах от села и принес туда церковные сосуды и утварь. В пещере ежедневно совершались богослужения. Весной 1932 года на пещеру наткнулись проходившие мимо охотники. Сухоруков, опасаясь, что могут прийти представители власти, забрал церковные сосуды и одежды и ушел из пещеры; затем скитался по деревням и совершал богослужения в лесах. В ночь на Пасху в лесу около села он совершил богослужение, на котором присутствовало больше 100 человек.

Сергей Сухоруков
Сухоруков в центре как «руководитель»

Епископ Яранский Нектария (Трезвинский) в это время посвящал верующих крестьян в тайные священники и благословлял их жить обычной жизнью и время от времени тайно служить в домах верующих. Решимость катакомбных христиан жить и молиться в подполье видна особенно в вятских и нижегородских делах. Например, сохранилось такое свидетельство:

Связи участников контрреволюционной организации осуществлялись также путем нелегальной переписки. У обвиняемой Поповой обнаружено письмо руководителя контрреволюционной организации Редькина, написанное Разгулину и Поповой; последней он писал о перспективах Тайной церкви следующее: «О чем нам тужить, у нас леса и луга, все наше» (том 3, пакет 8).

В обвинительном заключении нижегородского дела ИПЦ, по которому проходил Сухоруков, приводятся выписки из протоколов, в которых обвиняемые верующие объясняют, почему они не присоединились к митр. Сергию Страгородскому. За чекистскими протокольными формулировками можно увидеть веру исповедников Православия.

Я принадлежу к Истинно-православной церкви, руководимой епископами Виктором и Нектарием, которых я почитаю и признаю, как истинных ревнителей православия, находящихся в заключении и страждущих от руки Советской власти-антихриста. Соввласть, как власть, посланную антихристом — не признаю. Также не признаю и митрополита Сергия, т. к. он предался Советской власти и руководит церковью не сам, а под влиянием Московских коммунистов.

Cвящ. Михаил Огородов

Епископы-иосифляне вели пастырскую переписку с общинами. Такая переписка тоже приобщалась к делу как доказательство вины.

Когда митр. Сергий выпустил свою декларацию, то от епископа Виктора я получил письмо, в котором он указывал, что митр. Сергия, как руководителя церковного, признавать не надо, т. к. он своей декларацией призывал духовенство радоваться успехам Соввласти — с чем я согласиться не мог. В виду чего еп. Виктор, как наш единомышленник, и был избран духовенством руководителем. Получив письмо епископа Виктора, я взял с собой еще послания Соловецких епископов и пошел по приходам моего благочиния с разъяснением  сущности декларации митр. Сергия и письма еп. Виктора. В результате чего все благочиние 1-ого Котельнического благочиннического округа пошло за епископом Виктором.

<…>

Связь с епископом Ленинградским Сергием и Димитрием была письменная. В 1929 г. я писал епископу Дмитрию о священнике села Гостева, которого община удаляла с прихода за  нетвердость в ориентации, на мое письмо епископ Фролов предложил искать другой приход. В мае или июне мес. 1930 г. я писал письмо епископу Сергию Нарвскому, в котором просил разъяснения в связи с выявившимися расхождениями относительно выбора патентов на торговлю свечами. Сергий дал мне письменный ответ, что в выборе патентов церковь погрешила, но грех этот прощается, т. к. из-за патента нет никакого смысла делать вторичный церковный раскол.

Свящ. Иван Попов

popov2

При всем старании следователей подчеркнуть контрреволюционность ИПЦ из протоколов видно, что главной заботой исповедников была верность Церкви, а не оппозиционная борьба.

При безразличном отношении к деятельности гражданской власти, как это призывает митр. Сергий в своей декларации от 1927 года участие в  действительности гражданской властью будет смешано с задачами церковными, а это влечет к разрушению Церкви.

Cвящ. Петр Галицкий

Программа и платформа ИПЦ состоит в том, что она не должна вмешиваться в дела гражданские и вступать в связь с Соввластью, должна выполнять свои каноны. Я желаю такой власти, которая бы не шла против церкви и не устраивала бы гонения на религию.

Свящ. Иван Никонов

Несмотря на неприятие советской власти епископы и священники призывали свою паству не к вооруженному сопротивлению, а к надежде на избавление.

Соввласть сущее наказание за грехи человечества — власть сатанинская, которую нужно отвергать каждому христианину и ждать, когда можно будет избавиться от нее.

Диакон Александр Юдинцев

Обвиняемые по этому делу, в основном малограмотные крестьяне, были чутки к тому, кто истинный пастырь, а кто нет.

Истинным пастырем церкви является только епископ Виктор, а митр. Сергий предался Советской власти.

Михаил Норкин

В обвинении приводятся также выдержки из стихотворения «Ижевский патерик», которое распространял один из подсудимых тайный священник Иван Разгулин (скончался в конце 70-х):
Ах Вы пастыри, Вы пастыри,
Богом данные отцы,
Вы куда святое стадо
На погибель повели.
Вы свое святое стадо
Разогнали по горам
И безжалостно отдали
На съедение волкам.
Батьки с нежностью припали
Под Советскую звезду,
Но их власти осмеяли,
Не приняли в ГПУ.
Где Вы совесть потеряли
Разум продали кому… и т. д.
Поделиться:
Метки: ,

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.