Как верить в Бога после расцерковления: советы американской священницы

Психотерапия для тех, кого травмировало христианство

верить после расцерковления

Мы представляем несколько отрывков из книги пастора Кэрол Ховард Мерритт «Исцеляя духовные раны. Как воссоединиться с любящим Богом после болезненного церковного опыта». Кэрол выросла в консервативной христианской среде в США. Осознав, что религиозные организации на словах проповедуют Божию любовь и благодать, но в реальности причиняют боль и страдания, Кэрол все же не отказалась от церковной жизни. Тем не менее она увидела, что очень многие не только не могут найти в церкви гармонию и спасение, но и чувствуют себя духовно искалеченными. Тогда Кэрол решила искать способы, как восстановить здоровую веру и общение с Богом, которое было бы свободно от церковных ловушек, ранивших ее и других людей. В своей книге она предлагает пройти путь исцеления: от боли к духовному возрождению; собрать осколки своей веры и воссоздать духовную целостность. Кэрол не пытается оправдать религиозные институты. В книге она делится личным опытом и рассказывает истории других людей, обращаясь к проблемам гомофобии, педофилии, насилия в семье, сексизма, эмоциональных манипуляций, которые совершаются под предлогом веры и с благословения церкви. Не приуменьшая внутренние страдания людей, Кэрол тем не менее предлагает надежду и помощь тем, кто ищет выздоровления и здравой духовной жизни. Книга вышла в 2017 году и очень популярна в христианской среде в США. Для нас отдельный интерес в этой книге представляет еще и то, насколько процессы, происходящие в консервативном американском протестантизме схожи (или различны) с расцерковлением и разочарованием в церковной действительности в современной России.

Из главы 1 В моей комнате растет дерево

Люди часто спрашивают меня:

— Почему вы до сих пор христианка?

— Почему церковь до сих пор имеет для вас значение?

— Почему вы решили стать пастором?

Да, христианство было и является проблемой, но христианство для меня стало также излечением, утешением, центром всего. Через многие годы я смогла пронести ясность, которую Бог явил мне тем утром в моей комнате (ранее автор рассказала о своем детском опыте встречи с божественной реальностью любви – прим. Островов), и с тех пор я пыталась лучше понять это мгновение тишины и мира. Я погрузилась в религию. Я старалась понять, что же происходило в консервативном христианстве, в котором я воспитывалась, и поэтому я пошла в Библейский колледж. Пока я училась там, я гораздо лучше осознала всю горечь религии, которая не только лечит, но и причиняет глубокие страдания. Оказалось, что в церкви есть сексизм, гомофобия, политические манипуляции, лесть богатым и проклятия бедным. Но я понимала, что эти проблемы не имеют отношения к Богу. Я тосковала по более здоровой, сострадающей вере, которая бы выражала того Бога, которого я повстречала. Тогда я ушла из консервативной церкви, в которую ходила в юности, и примкнула к более прогрессивному христианскому течению. Я стала пресвитерианкой (США), поступила в семинарию и нашла новые способы деконструкции и реконструкции моего понимания религии. Пока я анализировала каждую сторону моей веры, мне открылась целая традиция духовной борьбы. Но та божественная реальность, которая открылась мне много лет назад в моей комнате, никогда не покидала меня.

Этот путь постепенно перерос в призвание. Я стала пастором. Во время занятий и бесед в своем приходе я вдруг обнаружила, что ищу пути примирения для людей, которым служу. Я не была одинока ни в своих религиозных ранах, ни в поиске духовного исцеления. Другие люди тоже испытывали боль, которую причиняла им их религия. Я увидела, что мы ищем исцеления похожими путями, и поняла что Бог призвал меня помогать людям отделить их религиозные раны от положительного опыта общения с Богом, а затем и восстановить это общение. Так я решила написать эту книгу. Я хотела, чтобы люди нашли безопасное пространство, где они могут искренне говорить о той горечи, которую причинила им церковная жизнь – о сексизме, насилии, эмоциональной манипуляции – и в то же время найти способ удержать ту сладостность, целостность и исцеление, которые может принести духовная жизнь.

Меня не интересует апология христианства. Если чьи-то раны, полученные в церкви, привели к тому, что человек отвергает веру, я не буду пытаться переубедить его вернуться. Вера существует уже две тысячи лет и не нуждается в моей защите. Не говоря о том, что в попытках заниматься “апологетикой” или защитой веры сами защитники почти никогда не принимают всерьез жалобы пострадавших от веры. У апологетов куча контрабандных аргументов, из-за которых хочется отвести глаза, а их разумные объяснения направлены на то, чтобы не замечать реальные страдания людей. Мне также неинтересно обращать кого-либо в свою веру. Людей с такой миссией вполне достаточно и без меня.

У меня иная цель. Я не могла расстаться с верой, потому что именно в ней я нашла мир. В ней я встретила Бога. Я пишу для тех, кто чувствует, что религия нанесла им глубокие раны, и кто, как я, хочет исцелить их. Я прошла путь с теми, кто ушел из церкви, но я захотела вернуться. Я думаю о друзьях, которые попытались порвать с Богом, но не могут окончательно расстаться с Ним. Я работаю с теми, кто объявляют себя атеистами, но при этом все время оглядываются назад. Я говорю с теми, кто продолжает молиться Богу, от которого им хочется отречься. Мне кажется, очень многие хотят вылечиться, но не понимают, куда они запрятали лекарство.

Наши души – это хрупкие вместилища идеалов, надежд, желаний и мечтаний. Поэтому духовные раны могут опустошать и приносить так много вреда. В ответ на боль мы можем отвергнуть Бога. Мы можем обрасти коркой, чтобы защитить себя от дальнейших страданий, чтобы наши души больше никогда не подверглись этой боли. Но неизбежно это ожесточает нас и мешает воспринять красоту, чудо и тайну Бога. Но есть и другой путь. В процессе исцеления мы счищаем эти затвердевшие корки с наших душ и позволяем себе снова стать уязвимыми. Мы учимся защищать себя с помощью мудрости, а не через отвержение. <…>

Несмотря на то, что каждый человек уникален, за годы общения с людьми я вижу, что духовные раны можно разделить на разные типы, и для каждого путь к исцелению будет свой. Но в самом сердце исцеления находятся слова Христа: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» и «возлюби ближнего твоего, как самого себя». Мы любим Бога, когда исцеляем образ Божий, наше представление о Боге. Мы любим себя, когда восстанавливаем наши эмоции и тела и преодолеваем нашу раздробленность. Мы любим ближних, когда вновь обретаем надежду и переосмысливаем наши возможности. Хотя человек должен быть сам активно открытым к исцелению, это работа, которая начинается и заканчивается Богом. И это хорошая новость, потому что вне зависимости от того, что нам говорили на уроках в воскресной школе или что мы прочитали у ядовитых церковных блогеров, Бог болеет за нас. Неважно, кто мы и что мы сделали, Бог за нас (Рим. 8:31). Пути исцеления не откроются нам, потому что мы чего-то достигли, и не закроются перед нами, потому что мы не достигли какого-то совершенства. Они открыты для тех, кто сам открыт. Ничего другого Бог от нас не требует.

Из главы 2 Как найти внутренний мир

Религиозные раны происходят, когда люди и людские сообщества нарушают заповедь о любви к Богу, себе и ближнему. Когда эта система любви с тремя рычагами ломается. Например, когда мы воображаем себе мстительного Бога, который требует вечного мучения, мы оскорбляем любовь к Богу. Когда мы считаем, что мы должны ненавидеть ближнего-гомосексуала, чтобы любить Бога, мы участвуем в нанесении религиозных ран. Когда мы уверены, что должны терпеть насилие над собой ради любви к Богу, мы тоже нарушаем законы любви. Как мы можем любить ближнего и самих себя, если думаем, что Бог готов пытать и убивать нас, как только мы оступились и не соблюли Его заповеди? Как мы можем любить Бога или самих себя, если мы думаем, что от нас требуется ненавидеть тех, кто не дотягивает до наших религиозных стандартов? Как мы можем любить самих себя, если мы считаем, что должны продолжать терпеть издевательства над собой? <…> Когда происходит религиозная травма, причина обычно в том, что один из механизмов любви сломался, и чтобы исцелиться, нам нужно вернуться назад и вновь научиться любить.

На что похоже выздоровление

Представьте себе разбитую вазу – она будет нашим образом исцеления. В течение всей книги мы будем собирать кусочки этой разбитой вазы. Мы посмотрим на различные осколки нашей жизни – наши убеждения и верования, чувства, практики, понимание себя. Мы обратимся к прошлому, чтобы изучить наше отношение к телу и деньгам. Мы сделаем это в надежде на примирение, на то, что все расколотые части нашей жизни будут собраны и склеены.

верить после расцерковления
Кинцуги — японское искусство реставрации керамики с помощью золота.

Упражнение: посмотрите назад

Закончите эти предложения, не задумываясь. Если вопрос к вам не относится, пропустите его и переходите к следующему. Не думайте долго над ними, просто дополните пропущенное:

Мне стыдно, что я когда-то верил(а) в то, что …

Пока я рос(ла), я представлял(а) себе Бога как …

В церкви меня научили испытывать неприязнь к …

Когда я ходил(а) в церковь, я стеснялся(лась) того, что …

Лучше всего я запомнил(а) проповедь о …

Лучше всего я запомнил(а) урок в воскресной школе о …

Мое религиозное воспитание научило меня тому, что …

В церкви меня научили, что мое тело …

В церкви меня научили, что секс …

В церкви меня научили, что женщины …

В церкви люди говорили, что быть гомосексуалом …

В церкви я понял(а), что страдать это …

По моим религиозным убеждениям я не позволял(а) себе чувствовать …

Когда мои ближние умрут, они окажутся …

Для Бога бедняки …

Меня научили, что люди бедные, потому что …

Для Бога богатые …

Меня научили, что люди богаты, потому что …

Моя вера научила меня бояться …

Посмотрите на ответы. Исследуя то, во что вы когда-то верили, вы, может быть, почувствуете стыд и недовольство. Помните, что вы нащупываете рану в своей душе, поэтому действуйте осторожно. Не торопитесь и постарайтесь простить себя. Потом отведите себе минут 20 на размышление: как это убеждение помогло мне? Как оно сделало меня тем, кем я являюсь сейчас? И: почему я изменился?

Мы верим в определенные вещи по определенной причине. Даже если мы были научены верить так, а не иначе, в этом есть какой-то смысл. Можно научиться быть добрее к себе-прошлому и быть благодарным за то, что эти убеждения привели нас к тому, чтобы быть лучше. Например, для меня оказалось очень важно быть верующей в детстве, потому что это помогло мне научиться молиться. Или часто я слышу от людей: как хорошо, что я был таким консервативным по вере, потому что теперь я знаю наизусть много библейских стихов и историй. Что хорошего сделали для вас прежние религиозные убеждения? Может быть, они помогли вам справиться со страхом сексуальности? Или дали чувство безопасности? Может быть, благодаря им вы оказались в замечательном летнем лагере или веселой молодежной группе? Или они помогли вам наладить отношения с родителями?

Пока вы размышляете о прошлом, представьте себе, что вы собираете кусочки мозаики вместе. Вы больше не верите в них, но вы можете просто понять, как из них складываетесь именно вы. Тогда вам было необходимо верить в эти вещи. Это как если вы родились в каком-то городе, вам необязательно там жить сейчас, но вы можете признать, что этот город сформировал вас некоторым уникальным образом.

Из главы 3 Как исцелить наш образ Бога

«Мне пришлось снять все», — сказал мне по телефону Пит, один мужчина, который приходил в нашу общину. Он говорил не об одежде. Он объяснял, как ему пришлось обнажить свое понятие Бога, чтобы пройти 12 шагов восстановления для алкоголиков. «Я добрался до второго шага: «Поверь, что только Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие» — и я не мог этого сделать». Бог не был здрав в представлении Пита и поэтому он не мог представить себе, как Бог вернет его к здравомыслию. Пит был очень набожным подростком, пока его не соблазнил пастор-педофил. «Через много лет после того, как наши отношения уже закончились, я не мог даже зайти в церковь, меня тошнило. Прямо физически, — сказал Пит. — Имя Иисуса вызывало во мне желание блевать. Но мне нужно было сделать этот шаг».

Потом Пит понял, что у Анонимных Алкоголиков сказано о “Боге по нашему собственному выбору”, и попытался представить себе Бога. «Я взял за основу самое простое определение Бога, какое только мог придумать: Бог есть любовь. Я попробовал пожить с ним несколько дней. Я понял, что могу принять мысль о Боге, если сосредоточусь на любви. Я стал повторять про себя: Бог есть любовь». Отложив библейские рассказы, догматы, христианское учение и проповеди, Пит сосредоточился на любви. «Это стало лакмусовой бумажкой. Если я вспоминал о том пасторе, или думал об адских муках, или вспоминал какой-нибудь библейский рассказ, который пугал меня в детстве, я спрашивал себя: это похоже на любящего Бога? И если нет, я это отбрасывал». <…>

Люди потратили не одну тысячу лет на то, чтобы понять божественные тайны. Они выстроили целые системы религиозной веры, и убрать из системы что-то одно означало бы расшатать ее целиком. Мне не давала покоя эта мысль. Что мне ответить Питу? Он пришел ко мне за духовным советом. Если каждый будет придумывать своего собственного Бога, не окажемся ли мы в компании диснеевских богов, которые похожи на зубную фею, со сказочными блестками в волосах? Или мы придумаем себе богов по собственному образу и подобию – богов, которые делают селфи в путешествиях, и постят воодушевляющие мемы в Фейсбуке? Или, может быть, мы вообразим себе белых христианских богов-военных с ружьями наперевес, которые вечно воюют с исламом? Что тогда произойдет со всей мудростью и знанием, которым наполнена моя библиотека по богословию и истории церкви? Разговор о Боге это долгая и трудная наука. Я изучала богословие семь лет и едва ли прикоснулась к его поверхности. Неужели мы просто выкинем все это по своей прихоти? <…>

В этом и заключается главная проблема духовного исцеления: религиозные раны ранят так глубоко, потому что они несут с собой вес божества. Ведь мы чувствовали так, что это Бог стоял за тем, что нас ранило. Поэтому первый шаг к духовному исцелению — научиться любить Бога, отделив Его Самого от опыта раны. Питу нужно было понять, что пастор, который причинил ему вред, в действительности не представлял ни Иисуса Христа, ни Бога. Пит стремился вернуть себе видение Бога как не-абьюзера. <…>

После того, как я столкнулась с третьей подобной историей, я поняла, что программа Анонимных Алкоголиков это ключ не только к исцелению от зависимости, но и к духовному исцелению. Нам надо поверить в силу, которая больше нас, и для многих из нас это означает прийти к новому пониманию Бога.

Как мы отражаем Бога и как реагируем на Него

Если мы попробуем представить себе духовный путь к исцелению, большинство из нас не станет придумывать догматический трактат. Описывая Бога, мы, скорее, думаем простыми идеями и словами. Наше представление о Боге может оказать решающее влияние не только на нашу собственную жизнь, но и на все общество, в котором мы живем. Ведь люди отражают то, во что верят, и реагируют на это. Культура формируется вокруг того, что мы почитаем и чему поклоняемся.

Так происходит, например, с поп-культурой. Знаменитостей почитают, они пользуются славой, престижем и деньгами. Мы начинаем отражать их привычки. Становится почетным, когда тебя сравнивают со знаменитостью; мы подражаем их прическам, одежде и стилю. Возможно, мы даже не осознаем этого, но довольно скоро вокруг тех, кого мы таким образом почитаем, начинает складываться определенная культура. Подобным же образом мы почитаем определенные свойства Бога, которому покланяемся. Антропологи это очень хорошо понимают. Когда они хотят понять какую-либо культуру, то первым делом изучают ее религию и мифы. Общество, в котором почитается гневный Бог, отражает его жестокость и ценит в людях схожие черты. Люди в таком обществе будут верить, что Бог призывает их к войне, а не к прощению. Это не только точка зрения антропологов, но и реальность нашей нейробиологии. Почитание гневающегося Бога меняет химические процессы в нашем мозгу. Амигдала, область, которая ответственна за страх и гнев, укрепляется, когда мы поклоняемся Богу ярости. Она становится сильнее, и мы сами начинаем отражать эту ярость.

Отражение это только одно следствие наших представлений о Боге. Есть еще ответная реакция на Него. Например, когда люди почитают мстительного Бога, который лично оскорбляется из-за каждого неправильного поступка людей и с радостью наказывает их, то они могут начать чувствовать стыд и желать этого наказания. Их невозможно убедить в том, что Бог их простит. <…> Реагируя на свой страх разочаровать Бога, мы начинаем желать наказания, чтобы облегчить чувство вины. И мы начинаем толковать все события нашей жизни как посланные нам в наказание. Когда мы попадаем в автомобильную аварию, мы не радуемся тому, что остались целыми и невредимыми. Вместо этого мы смотрим на помятый бампер и спрашиваем себя, за что Бог нас наказывает. Когда на наш дом обрушивается ураган, или мы болеем, или объявляем себя банкротами, или разводимся, это событие в наших глазах обретает вселенское значение, и мы считаем, что это Бог преподносит нам урок.

Стыд прокладывает пути внутри нас. И вот уже мы считаем, что любая неприятность, которая с нами случается, послана нам, потому что мы ее заслужили. Наша жизнь такая, какая она есть, не в результате погоды, исторических обстоятельств или случая. Она такова, потому что мы не справились. Бог по справедливости воздает нам то, что мы заслуживаем. И вот мы уже попадаем в токсичные отношения или вредные церковные секты, или терпим обиды от друзей, потому что считаем себя заслуживающими такого отношения. Наоборот, когда мы представляем себе любящего и примиряющего Бога, который за нас, мы становимся более умиротворенными и любящими в наших действиях и реакциях. Наша жизнь и общественные отношения тогда ведут к прощению и милости, а не к мести и насилию. Мы учимся двигаться и дышать как те, кого любят и прощают.

Упражнение: замените идолы на иконы

Разница между идолом и иконой заключается в том, что идол это изображение ложного бога, а икона указывает нам на любящего Бога. Для многих из нас наша детская картинка Бога является таким ложным идолом. Если мы уже распознали своих идолов, мы можем начать моделировать икону с такого вопроса: что указывает мне на любящего Бога?

Какой образ Бога есть у вас сейчас? Изменился ли он с вашего детства? Вы можете нарисовать или описать Бога? Вы знаете какую-нибудь икону, которая является свидетельством любящего Бога? Есть ли какое-то Лицо Святой Троицы (Отец, Сын, или Святой Дух), кому вы молитесь больше всего? Почему вы обращаетесь именно к этому Лицу? Если вам трудно выполнить это упражнение, помолитесь, чтобы Дух каким-то образом открыл вам Бога. Помните, что этот процесс начинается и заканчивается Богом. Бог окружает вас и принимает вас. Вам не нужно его специально вызывать. Нужно только найти способы пробудиться в ответ на присутствие Божие и укоренить в себе эту связь.

Перевела с английского Алена Чепель

Поделиться:
Метки: ,
  1. Это что за новости такие: женщины-священицы??? Что за дерзость? Кто позволил изменять православные древние каноны и церковные правила? Апостол Павел запрещал женщинам в церкви говорить, а уж служить тем более! Так это оказывается сайт-журнал еретический? да что ты будешь делать — куда ни кинь, всюду еретики, как тараканы размножились. Господи, помилуй

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.